jdjhjj

Молитвослов на современном русском языке

Понедельник, 10 Августа 2020, 06:11

Главная » Разное » Святые отцы о молитве

СВЯТЫЕ ОТЦЫ О МОЛИТВЕ

СВЯТИТЕЛЬ ИОАНН ЗЛАТОУСТ О МОЛИТВЕ

Чтобы легко провести настоящую жизнь, очиститься от грехов и с дерзновением предстать перед престолом Христовым, будем неустанно приготовлять себя молитвами, слезами, усердием, постоянством и терпением.
Где бы ты ни был, везде можешь поставить (молитвенный) жертвенник. Прояви только добрую волю, и не помешает тебе ни место, ни время, хотя ты и не преклонишь колен, не станешь бить себя в грудь и простирать руки к небу, а только покажешь горячую душу, ты этим исполнишь все нужное для молитвы.
Не станем говорить в свое оправдание, что дом молитвы неблизко, — благодать Духа нас самих сделала храмами Божиими; если только мы бдительны, молиться для нас везде легко.
Место нисколько не препятствует молитве, только бы настроение души соответствовало молитве.
Если для слепого бедствие — не видеть солнца, то сколь велико бедствие для христианина — не молиться непрерывно и не вводить посредством молитвы в свою душу свет Христов. Человеку, бодрствующему и внимательному, имеющему пламенную любовь к Богу, ничто никогда не может препятствовать беседовать с Богом.

СВЯТИТЕЛЬ ВАСИЛИЙ ВЕЛИКИЙ О МОЛИТВЕ

1. Молитва есть прошение благ, воссылаемое благочестивыми к Богу. Но надобно не в словах одних поставлять молитву, а паче в душевном расположении молитвенном. И молиться надобно всегда, при всяком случае. Сидишь ли за столом — молись; вкушая хлеб — воздай благодарение давшему Господу; подкрепляя немощь тела вином — помни Подавшего тебе дар сей на веселие сердцу и в обличение недугов.
Миновалась ли потребность в снедях — да не прекращается памятование о Благодетеле. Надеваешь хитон — благодари Давшего; облекаешься в одежду — усугубь любовь к Богу, даровавшему нам покровы, пригодные для зимы и лета, охраняющие жизнь нашу и закрывающие наше безобразие. Прошел ли день — благодари Даровавшего нам солнце для отправления дневных дел и Давшего огонь освещать ночь и служить для прочих житейских потреб. Ночь пусть доставит тебе другие побуждения к молитве. Когда воззришь на небо и устремишь взор на красоту звезд, молись Владыке видимого и поклонись наилучшему Художнику всяческих, Богу, Который вся премудростию сотворил (Пс. 103, 24).
Когда увидишь, что вся животная природа объята сном, опять поклонись Тому, Кто посредством сна и против воли нашей разрешает нас от непрерывности трудов и чрез малое успокоение опять приводит в бодрость силы. Поэтому ночь не вся да будет у тебя уделом сна, — не попускай, чтобы от сонного бесчувствия сделалась бесполезною половина жизни; напротив, ночное время да разделится у тебя на сон и на молитву. Таким образом, непрестанно будешь молиться, не в словах заключая молитву, но чрез все течение жизни приближаясь к Богу, чтобы жизнь твоя была непрерывною и непрестанною молитвою.
2. Как достигнуть нерассеянности в молитве? Несомненно убедившись, что Бог пред очами. Если тот, кто видит начальника или настоятеля и беседует с ним, не отвращает от него взора; то кольми паче молящийся Богу будет иметь ум, не уклоняющийся от Испытующего сердца и утробы, исполняя написанное: воздеюще преподобныя руки без гнева и размышления (1 Тим. 2, 8).
3. Молитва имеет два вида: первый — славословие со смиренномудрием, а второй (низший) — прошение. Посему, молясь, не вдруг приступай к прошению, в противном случае сам о своем произволении даешь всем знать, что молишься Богу, вынужденный потребностью. Проси того, что достойно Бога, не переставай просить, пока не получишь. Хотя пройдет месяц, и год, и трехлетие, и большее число лет, пока не получишь, не отступай, но проси с верою, непрестанно делая добро.

ПРЕПОДОБНЫЙ СЕРАФИМ САРОВСКИЙ О МОЛИТВЕ

Конечно, всякая добродетель, творимая ради Христа, дает благодать Духа Святаго, но более всего дает молитва, потому что она как всегда в руках наших как орудие для стяжания благодати Духа. Захотели бы вы, например, в церковь сходить, да либо церкви нет, либо служба отошла. Захотели бы нищему подать, да нищего нет либо нечего дать. Захотели бы вы девство соблюсти, да сил нет этого исполнить по сложению вашему или по усилиям вражеских козней, которым вы по немощи человеческой противостоять не можете. Захотели бы и другою какую-либо добродетель ради Христа сделать, да тоже сил нет или случая сыскать не можно. А до молитвы это уже никак не относится: на нее всякому и всегда есть возможность — богатому и бедному, знатному и простому, сильному и слабому, здоровому и больному, праведнику и грешнику.
Вот как молитесь: Господи, сподоби мне умереть христианскою кончиною, не остави меня, Господи, на Страшном суде Твоем не лиши Царствия Небесного! Царица Небесная, не остави меня!
Великое средство ко спасению — вера, особенно же непрестанная, сердечная молитва. Пример нам — святой Моисей молился сердцем, и Господь сказал Моисею: Моисее, Моисее, что вопиеши ко Мне? Когда же Моисей воздвигал руки свои на молитву, тогда побеждал Амалика... Вот что есть молитва! Это непобедимая победа! Святой пророк Даниил говорит: Лучше мне умрети, нежели оставить молитву на мгновение ока. Молитвою пророк Даниил заградил уста львов, а три отрока угасили пещь огненную.
Призовем имя Господа — и спасемся. Когда у нас имя Божие будет на устах — мы спасены. Открый ко Господу путь твой и уповай на Него, и Той сотворит: помилует тя, изведет, яко свет, правду твою и судьбу твою, яко полудне (Пс. 36, 5-6), только повинись Господу, умоляй Его. Кто будет продолжать так, тот не лишится милости Божией. Молитва — путь ко Господу. Благоговейно причащающийся святых Таин, и не однажды в год, будет спасен, благополучен и на самой земле долговечен. Помните слова апостольские: Всегда радуйтеся. Непрестанно молитися. О всем благодарите (1 Сол. 5 , 16-18). При таком блаженном и мирном состоянии души, верую, что по великой благости Божией, ознаменуется благодать и на роде причитающегося. Пред Господом один творящий волю Его — паче тьмы беззаконных.

ПРАВЕДНЫЙ ИОАНН КРОНШТАДТСКИЙ О МОЛИТВЕ

Молитва есть величайший, бесценный дар Творца твари, человеку, который чрез нее может беседовать с Творцом своим, как чадо с Отцом, изливать пред Ним чувства удивления, славословия и благодарения. А многие ли дорожат этим даром и спешат к молитве, славословию и благодарению.
Святые отцы разумно, искренно составили молитвы Духом Святым. Отчего же мы часто неискренно, несмысленно молимся, имея их в устах? А какие дивные молитвы! Как они верно изображают всю внутреннюю жизнь человека, все его состояния внутренние, всю греховность, все растление, всю немощь, всю беспомощность — если человек не обращается искренно к Богу! Как прекрасно они научают нас каяться, благодарить Бога за бесчисленные Его милости, славословит Его за Его божественные совершенства, просить Его о разных нуждах! — Последуем им искренно, а иногда и сами, движимые Духом Святым, воспоем свое краткое славословие и благодарение: ибо комуждо дается явление Духа на пользу (1 Кор. 12, 7).

Думали ли фарисеи, что они лицемерно молятся? — Не думали; они считали себя правыми в самом лицемерии. Оно вошло у них в привычку, сделалось, так сказать, их природою, и они думали, что приносят службу Богу своею молитвою. Думают ли нынешние христиане-лицемеры, что они лицемерно молятся и лицемерно живут? — Не думают. Они молятся ежедневно, может быть долго, молятся по привычке, устами, а не сердцем, без сердечного сокрушения, без твердого желания исправления, чтобы только исполнить заведенное правило — и мнят службу приносити Богу (Ин. 16, 2), тогда как молитвою своею они навлекают на себя только гнев Божий. Все мы больше или меньше грешны в том, что лицемерно молимся, и примем за это великое осуждение. Смиряйся, считая себя за траву, которая ничто пред вековыми дубами, или за колючее терние, которое ничтожно, малоценно пред великолепными благоуханными и нежными цветами, — ибо ты — трава, ты — колючее терние по причине своих страстей.
Иному молитвеннику о себе или о людях, для пробуждения его дремлющего сердца и совести, надо предложить такой вопрос: нужно ли тебе то, о чем ты, по-видимому, просишь, и желаешь ли ты это получить? Желаешь ли, например, искренно исправления и святого жития себе и людям?
Как в жизни часто бывает, что человек иное имеет на сердце, а иное на устах, в одно и то же время представляется двуличным, — так и в молитве, пред лицем Самого Бога, ведящаго тайныя сердца, человек нередко представляется двуличным: иное говорит, а иное имеет в мыслях и на сердце; если же, — что чаще бывает, — хотя и понимает молитву и мыслит об ней, но не сочувствует сердцем тому, что говорит, будучи мертв, и бросает, таким образом, слова на воздух, обманывая себя самого и думая, что такою молитвою можно угодить Богу. Странная греховная двойственность! Это горький плод и свидетельство нашего грехопадения. Сердцу нашему как-то обычно лгать в молитве и в обращении с людьми. Это столп лжи. Всяк человек ложь (Пс. 115, 2). Христианину надо употреблять все меры, чтобы вырвать из сердца с корнем всякую ложь и насадить в нем чистую истину. Надобно начинать с молитвы, как с такого дела, в котором прежде всего необходима истина сердца, по слову Господа: духам и истиною достоит кланятися (Ин. 4, 24). Глаголи истину в сердце своем (Ср.: Пс. 14,2). Научившись говорить истину в сердце во время молитвы, мы не позволим себе лгать и в жизни: искренняя, или истинная, молитва, очистивши наше сердце от лжи, предохранит его от нее и в обращении с людьми в делах житейских. Как же научиться говорить истину в сердце на молитве? Нужно каждое слово молитвы довести до сердца, положить на сердце, прочувствовать сердцем его истину, сознать всю нужду для нас того, о чем просим Бога в молитве, или нужду сердечного благодарения за Его великие и неисчисленные благодеяния к нам и нужду всесердечного славословия за Его великие, премудрые дела в Его творении. Надо войти во вкус молитвы домашней, временной или постоянной и — богослужения, иначе молитва не принесет нам пользы ощутительной. И во всем так. Мы молимся нередко дремлющими от житейских страстей сердцами, и говорим дремания сердца своего, а не истинную, живую, горячую молитву. Свечи и лампады напоминают нам о том, что мы должны молиться горячей душой, пламенной, духом горяще, Господеви работающе (Римл. 12, 11). Кто часто и от сердца говорит: «Господи, помилуй», тот, значит, жив и здрав духом, а кто не говорит или стыдится говорить эту краткую молитву, тот мертв или смертельно болен. Велика эта молитва и крайне необходима грешнику. Оттого она часто и произносится в церкви. Она есть служение покаяния.

ПРЕПОДОБНЫЙ НИКОДИМ CВЯТОГОРЕЦ О МОЛИТВЕ

Да не отходит от мысли твоей убеждение, что одно возношение ума к Богу и одно смиренное коленопреклонение во славу и честь Божию несравненно более ценно, чем все сокровища мира. Кто может усердно молиться, тот богаче всех, хотя бы он был беднее всех. Напротив, кто не прибегает к молитве, тот, хотя бы сидел на царском престоле, слабее всех.

О МОЛИТВЕ (Из писем игумена Никона (Воробьева))

Мысль, что рассеянная молитва — «молитва его да будет в грех» — есть от дьявола. Всячески он старается отвлечь от молитвы, зная, какое благо получает человек от нее. Усматривайте козни вражии и не слушайтесь его. Терпи, молчи, не унывай, как можно чаще, хотя и понемножку, молись и проси у Господа терпения в скорбях и вразумления. Необходимо воздержание телесных чувств. Через них (особенно зрение и слух) захламляется душа; этот хлам во время молитвы оживает и не дает сосредоточиться. Падший человек во время молитвы, искренней и правильной, входит в общение с Творцом мира, получает от Него великие милости и силу отгонять могучего духа, мнящего быть равным Богу. Как можно стерпеть это унижение! Вот он и изливает свою злобу и ненависть на молитву и богослужение. Пусть поймут все значение и силу молитвы и милость Божию к нам, падшим! Молитву надо говорить, как мытарь, то есть считая себя в погибели, просить исключительно милости от Господа: «Помилуй, Господи, от дел нет мне спасения. Ты, Господи, наш Спаситель, на Тебя возлагаю спасение мое и близких. Будь милостив мне, грешному!» Когда ты не умом, а сердцем и опытом познаешь истину сейчас сказанного, это будет признаком значительного преуспеяния. Но только это не скоро будет... Слова «упражняться в молитве Иисусовой» очень часто люди употребляют, но это доказывает, что употребляющие его не знают, что такое молитва. Человек не упражняться (можно ведь идти и дальше и сказать «тренироваться»!) должен в молитве, а с величайшим благоговением предстоять пред Богом и с сознанием полнейшего недостоинства даже произносить имя Божие, вверяя себя милости и снисхождению Божию, произносить со вниманием и страхом слова молитвы. Правильная молитва очень скоро покажет сердцу, каким надо быть на молитве. Дана ведь заповедь: непрестанно молитесь. Посредством молитвы человек поднимается от земли, делается недоступным для гадов, ползающих на чреве по земле, получает свободу, как птица, оторвавшаяся от привязи. Это и значит выражение святых отцов: «отступи от земли». О молитве в храме. Не трать напрасно времени, особенно в Церкви. Твори со вниманием и благоговением молитву Иисусову. Если даст Господь умиление — не расточай, а молись в это время, пока не пройдет оно. Знаешь, что Царствие Божие силою берется. Собирай по силе помыслы во внимание словам молитвы. А при рассеянии сокрушайся пред Господом о своем бессилии, как и во всем прочем недолжном. Трудящийся достоин пропитания, а кто не трудится на ниве духовной, тот не ест плодов духовных. Без труда не выловишь и рыбки из пруда. Дал Он молитву молящемуся, даст и тебе, если потрудишься. А с молитвой легко и радостно быть в церкви и незаметно пройдет время. А без молитвы устанешь больше, чем при самом сильном напряжении для получения молитвы, а время пройдет бесполезно, лучше сказать, вредно: Кто не собирает со Мною, тот расточает.

АФОНСКИЕ СТАРЦЫ О МОЛИТВЕ

Старец Иероним говорил: «Внимайте тому, как проходит каждый день. Свое будущее возложите на Промысл Божий. Бог поможет. Чего желает Бог, то и будет. Не думайте о будущем и не отягощайте ум свой думой о нем. Бог поможет». Старец Паисий о хранении ума пишет: «Когда нет бодрости, то мы теряем и ум (его похищает демон), и мы остаемся с одним телом, без ума, как чурбаны, и позже, когда соберем свой ум, он бывает обременен мусором, который лукавый использует как растопку и влагает огонь в наш чурбан (в плоть), а сам смеется над нами и скачет, радуясь злу. Чтобы нас не покидал ум, мы должны постоянно сосать сладкое имя Иисуса в нашем сердце для духовного преуспеяния. Ибо отсутствие ума — это все равно, что отсутствие хозяина в доме, и тогда дом становится руинами».

CВЯТЫЕ ОТЦЫ О МОЛИТВЕ

Молитва — проба всего; молитва — источник всего; молитва — и двигатель всего; молитва — и направитель всего. Коль скоро молитва исправна, все исправно. Ибо не допустит она быть чему-либо неисправным (свт. Феофан Затворник). Если кто будет просить тебя помолиться о нем, отвечай ему: Брат! Бог ради молитв святых угодников Своих да помилует и меня и тебя по воле Своей (Отечник).

ПРЕПОДОБНЫЙ ИСААК СИРИН О МОЛИТВЕ

Начало помрачения ума, первый признак помрачения, усматриваемый в душе, состоит в лености к службе Божией и молитве. Другого пути к обольщению души нет, если она прежде не оставит этого подвига своего. Когда же она лишится помощи Божией, тогда она удобно впадает в руки супостатов своих. Не будь безрассуден в прошениях твоих, чтоб не прогневать Бога неблагоразумием твоим. Будь премудр в молитве твоей, чтоб сподобиться славных даров. Испрашивай многоценное у Того, Кто чужд скупости, и получишь от Него многоценное, соответственно разумному желанию твоему. Соломон просил премудрости, а с нею получил и земное царство, потому что разумно просил у Великого Царя. Елисей просил сугубой благодати Духа в сравнении с тою, какую имел его учитель, и прошение его не осталось неисполненным. Просящий ничтожного у Царя честь Его унижает. Израильтяне просили ничтожного, и постиг их гнев Божий; они не занялись созерцанием дел Божиих и страшных чудес Его, а просили удовлетворения похотениям чрева. Приноси Богу прошения твои сообразно величию Его, чтоб возвысилось пред Ним достоинство твое, и Он возрадовался бы о тебе. Если кто попросит у царя небольшое количество грязи: то не только обесчестит себя ничтожностью прошения, как выказывавший большое неразумие, но и царю нанесет оскорбление своим прошением. Так поступает и тот, кто в молитвах просит чего-нибудь земного. Ангелы и Архангелы — эти вельможи Небесного Царя — смотрят на тебя во время молитвы твоей, внимая тому, чего просишь у Владыки их: они удивляются и радуются, когда увидят, что составленный из земли, оставя плоть свою, просит небесного; напротив того они огорчаются на того, кто, оставив небесное, просит своей грязи. Если молишься Богу о чем-либо, и Он медлит услышать тебя, не скорби об этом. Ты не умнее Бога. Делается это с тобою или потому, что недостоин получить просимое, или потому, что пути сердца твоего не соответственны, но противны с просимым тобою, или потому, что ты не достиг еще той меры, которая нужна для того, чтоб принять дарование, просимое тобою. Не должно нам преждевременно искать того, что свойственно при великом преуспеянии, чтоб дарование Божие, по причине скорости принятия его, не было пренебрежено. Все удобно достигаемое и утрачивается скоро. Все же обретенное с болезнью сердца хранится тщательно. Преданный суесловию и развлечению душою и телом — блудник; одобряющий его поведение и принимающий в таком поведении участие — прелюбодей; находящийся в общении с ним (из человекоугодия) — идолослужитель. Любящий беседу со Христом любит быть уединенным. Любящий пребывать в обществе многих есть друг мира сего. Если любишь покаяние, то возлюби и безмолвие, ибо вне безмолвия не бывает совершенного покаяния. Стяжи мир в себе, и будут иметь мир с тобою небо и земля.

ПРЕПОДОБНЫЙ НИЛ СИНАЙСКИЙ О МОЛИТВЕ

Достоин всякого порицания тот, кто, любя истинную молитву, гневается или злопамятствует, ибо он похож на того, кто желает остро смотреть, а между тем запорошивает глаза. Если желаешь стяжать молитву, отрекись от всего, да все наследуешь. Блажен муж, который во время молитвы хранит совершенную без-образность или без-мечтание. Молитва есть ветвь от древа кротости и безгневия, проявление радости и благодарения, врачевство печали и уныния. Если ты терпелив, то всегда будешь молиться с радостью. Не стяжавший чистой молитвы не имеет оружия в брани. С Богом беседуй много, а с человеком мало... Благодетельная для души баня — слезы во время молитвы, но после молитвы помни, о чем ты плакал.

О МОЛИТВЕ (из поучений старца Гефсиманского скита иеросхимонаха Александра)

На вопрос ученика, почему так мало усердно занимающихся молитвой Иисусовой старец отвечал, что много начинают, да мало кончают. Молитва Иисусова выше всех деланий духовных. Но если кто понудит себя усердно к ней и на опыте вкусит сладость от нее, тот скажет тогда: «Блажен тот человек, который ею занимается». Но надо нудить себя. Без самопринуждения ни в чем не успеешь. Трудно идти в гору, — под гору бывает легче; трудно бывает также слепому, пока он не прозрит, а когда прозрит, радуется и веселится, что увидел свет. Так и молитве, хотя и плохо и с трудом будем учиться, но со временем выучимся, если не ослабеем; зависеть это будет от нашего самопонуждения. Божия же помощь всегда готова к нам прийти. И святитель Феофан говорил, что не всякому следует тотчас приниматься за молитву Иисусову. Молитва Иисусова должна идти после успеха в обычных молитвословиях, когда утвердится позыв к молитве в сердце. Кто прежде сего начинает, ничего не приобретает Он похож на того, кто дует на холодный уголь.

ПОУЧЕНИЯ О МОЛИТВЕ (свт. Игнатий Брянчанинов, авва Иоанн Колов)

Свойственно умной молитве открывать страсти, скрывающиеся и тайно живущие в сердце человеческом. Она и открывает их, и укрощает. Свойственно умной молитве открывать тот плен, в котором мы находимся у падших духов. Она открывает этот плен и освобождает от него. Следовательно, не должно смущаться и недоумевать, когда восстают страсти из падшего естества или когда они возбуждаются духами. А так как страсти укрощаются молитвой, то и нужно, когда они восстанут, неспешно и очень тихо творить умом молитву Иисусову, которая мало-помалу уймет восставшие страсти. Иногда восстание страстей и нашествие вражеских помыслов бывает так сильно, что возводит в великий душевный подвиг. Это — время невидимого мученичества. Надо исповедать Господа перед лицом страстей и бесов молитвой продолжительной, которая непременно доставит победу. При усиленном вражеском нападении, когда ощутится ослабление произволения и омрачение ума, необходима гласная молитва (свт. Игнатий Брянчанинов). Я подобен человеку, который сидит под высоким деревом и видит, что приближается к нему множество зверей и змей; если он не может противостоять им, то влезает на дерево и спасается. Так и я, безмолвствуя в келии моей, вижу злые помыслы, восстающие на меня; когда не могу противостать им, прибегаю к Богу молитвою и спасаюсь (авва Иоанн Колов).

СВЯТИТЕЛЬ ИГНАТИЙ (БРЯНЧАНИНОВ) О МОЛИТВЕ

Внимание при молитве приводит нервы и кровь в спокойствие, способствует сердцу погружаться в покаяние и пребывать в нем. Тот, кто желает раскрыть в себе глубокое чувство покаяния, употребляет в орудие к достижению такого состояния краткую молитву, произнося ее со всевозможным вниманием и благоговением. Стремись к стяжанию чистой молитвы, соединенной с чувством покаяния и плача, с воспоминанием о смерти, о Суде Божием. Такая молитва, соединенная с такими воспоминаниями, есть непогрешительное, превосходное богомыслие. Чувство покаяния должно возбуждаться при каждой молитве.

О МОЛИТВЕ

...Нужно приходить к службам до звона, чтобы звон заставал вас уже в храме. Почему так? Потому что в это время Матерь Божия входит в храм. Это я читал где-то прежде. Потом читал про киевского отца Паисия... Это был подвижник-монах юродствовавший. Однажды он пришел к вечерне, когда отзвонили. В храме нет никого. Пономарь, оправив все, вышел из храма. Остался он один. Вдруг он слышит шелест, как будто кто идет. Он посмотрел и видит Величественную Жену высокого роста в сопровождении св. апостола Петра и еще кого-то. Она оглянула храм и произнесла такие слова: «К вечерне отзвонили, а монахов нет». Затем обратилась к отцу Паисию, благословила его, осенив широким крестным знамением, и пошла из храма, поднимаясь в то же время от земли. Отец Паисий вышел за Ней из храма, провожая ее взглядом. Она поднималась все выше и выше, пока не исчезла совсем из глаз отца Паисия.
преп. Варсонофий Оптинский

На вопрос о молитве: «Как молиться Иисусовой молитвой, как за сердцем следить?» Старец ответил таким наставлением: «Простодушно взывай ко Господу; за простоту Господь пошлет сердечную молитву; взывай и взывай к Нему, и пошлет тебе».
преп. Анатолий Оптинский (Младший)

Во всякое время, что бы вы ни делали: сидите ли, идете ли, работаете ли, читайте с сердцем: «Господи, помилуй!» Когда будут скорби и вы будете не в силах перенести их, тогда от всего сердца обратитесь к Господу, Матери Божией, Святителю Николаю, святому, имя которого носите, и скорбь облегчится. При разных неудачах говори: «Господи, верю, что терплю должное и получаю то, что я заслужил. Но Ты, Господи, по милосердию Твоему, прости и помилуй меня», — и так повторяй, пока не почувствуешь мир в душе. Казалось бы, нам в молитве довольно один раз сказать: «Господи, помилуй», а мы говорим и три, и двенадцать, и сорок раз. Это за тех страдальцев, которые даже не могут вымолвить: «Господи, помилуй». Вот Церковь за них и молится. Как найдет на тебя раздражение, тверди только: «Господи, помилуй». Молитвой всякая скверна очищается. Молись, чтобы Господь воцарился в сердце твоем, тогда преисполнится оно великим ликованием и радостью, и никакая печаль не в силах будет потревожить его. Как скажешь: «Вси святии, молите Бога о мне!» — так все святые воскликнут на небе: «Господи, помилуй!» — и будет тебе приобретение. Врага и приносящие искушения злые мысли отгоняйте молитвою: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную». Молитва эта может совершаться при всех занятиях. Положение Иова — закон для каждого человека. Пока богат, знатен, в благополучии. Бог не откликается. Когда человек на гноище, всеми отверженный, тогда является Бог и Сам беседует с человеком, а человек только слушает и взывает: «Господи, помилуй!» Хорошее житейское общение можно иметь и с неверующими, только молитвенного общения с ними нельзя иметь, и споров о религии нельзя заводить, чтобы имя Божие в споре не оскорблялось. Сила молитвы не в многословии, а в искренности молитвенного вздоха. Если кому-то удастся сделать что-либо доброе или подать милостыню, то надо говеть: «Твоим благословением, Господи, совершил я это!».
преп. Нектарий Оптинский

Бывает, что когда стоим на молитве, встречается дело благотворения, недопускающее промедления. В таком случае надо предпочесть дело любви. Ибо любовь больше молитвы, так как молитва есть добродетель частная, а любовь объемлет все добродетели. Да не обольщает нас горделивое усердие, побуждая прежде времени искать того, что придет в свое время. Начало молитвы состоит в том, чтобы отгонять приходящие помыслы при самом их появлении, средина же в том, чтобы ум заключался в словах, которые говорим или помышляем; а совершенство молитвы есть восхищение ко Господу.
преп. Иоанн Лествичник

Каждое дело необходимо начинать с призывания в помощь имени Божия, ибо занятия, освященные молитвою, будут благотворны для нашего душевного спасения. Ты, верно, понимаешь, что хотя мы и должны молиться друг за друга, но не должны приписывать молитве своей чудодейственную силу, не должны думать, что просимое мной всегда Господом исполнится. Это мнение исходит от гордости и ведет в прелесть.
преп. Иларион Оптинский

Во время молитвы неполезно стремиться к высоким чувствованиям. Надо только в смысл вникать произносимых слов, внимательно молиться, и тогда, со временем, Господь даст и озарение духовное, и умиление сердечное. Лучше прочитать не все молитвенное правило, по недостатку времени, но со вниманием. Страшные слова сказаны в Священном Писании: Проклят всяк, творяй дело Господне с небрежением (Иер. 48, 10).
преп. Никон Оптинский

Частой молитвой истребляется пленение греховным и суетным мечтанием, а нерадение о ней, вкрадывающееся мало-помалу, есть мать забывчивости. С мужеством исправляй то, что требует исправления. Только от чистоты может приноситься истинная молитва к Богу. Всячески старайся понуждать себя в молитве, чтобы Господь даровал тебе простосердечие и незлобие и избавил от противоположных страстей.
преп. авва Исаия

Если богопротивный помысел приблизится к твоему сердцу, то молитва твоя да не будет о разнообразных предметах, но извлекай слезный меч против того, кто нападает на тебя.
авва Евагрий

Положись в молитвенном подвиге твоем вполне на Бога, без Которого невозможно ни малейшее преуспеяние. Каждый шаг к успеху в этом подвиге есть дар Божий. Учитель молитвы — Бог; истинная молитва — дар Божий. Святой Иоанн Лествичник признает значительным преуспеянием в молитве, если ум будет пребывать в словах ее... Молитва молящегося постоянно и усердно, при заключении ума в слова молитвы, из чувства покаяния и плача, непременно осенится Божественной благодатью... Тогда... вся душа повлечется к Богу непостижимой духовной силой, увлекая с собою и тело.
свт. Игнатий Брянчанинов

Диавол с демонами, после того, как через преслушание сделал человека изгнанником из рая, отлученным от Бога, получил доступ мысленно колебать разумную силу всякого человека и днем и ночью, иного сильно, иного не очень, а иного слишком сильно. И не иначе можно оградиться от этого, как непрестанной памятью о Боге, которая, запечатлевшись в сердце силою Креста, утвердит ум в непоколебимости. К этому ведут все труды мысленного подвига, которым должен подвизаться на поприще веры каждый христианин, и если не так у него идет дело, то напрасно он подвизается. Ради этого подвига предпринимаются и все разнообразные духовные упражнения каждым христианином, ищущим Бога путем произвольных лишений, чтобы преклонить благоутробие Всеблагого Бога, и Он снова даровал подвижнику прежнее достоинство, и чтобы Христос запечатлелся в уме его, как говорит апостол: Дети мои, для которых я снова в муках рождения, доколе не изобразится в вас Христос! (Гал. 4, 19).
преп. Симеон Новый Богослов

Страсти — те же скорби, и Господь не отделил их, но сказал: призови Меня в день скорби; Я избавлю тебя, и ты прославишь Меня (Пс. 49, 15). И потому в отношении всякой страсти ничего нет полезнее, как призывать имя Божие... Нам же, немощным, остается только прибегать к имени Иисусову, ибо страсти, как сказано, суть демоны и уходят от призывания этого имени.
препп. Варсонофий и Иоанн

ПРЕПОДОБНЫЙ НИКОН ОПТИНСКИЙ О МОЛИТВЕ

...Один молился молитвой Иисусовой. Другой, стоя в храме со вниманием, молился словами церковных молитв, употребляя вне церковных служб другие некоторые молитвы. И того и другого молитву одинаково слышит Господь. Но молитва Иисусова все превосходит. Батюшка Варсонофий говорил: «Можно березовыми дровами натопить печь, а можно и осиновыми. Лишь бы тепло было. Вся суть в том, чтобы в душе было молитвенное настроение». Молитва необходима, и я прошу вас, упражняйтесь неопустительно и неленостно в молитве. Исполняйте свои молитвенные правила; если нельзя почему-либо все правило исполнить, то хотя бы половину, хоть некоторую часть его исполните, старайтесь не оставаться ни одного дня без молитвы. Сказано в правилах монашеских, что кто не исполняет правила своего, кто не читает часов 1,3, 6, 9 и изобразительных, тот не должен есть и является душею своею мертв пред Богом. Пребывайте в молитвенном делании; знайте, что если оставите молитву, что если будете опускать правило, то незаметно дойдете до такого состояния, что при желании молиться, при сильной потребности помолиться не сможете... Хотела бы душа помолиться, но сердце черствое и холодное... и будешь стоять как чурка. Молитвой испрашивается помощь Божия, привлекается Божие благословение... Будет человек призывать благословение, и придет оно к нему, и, наоборот, как сказано: ...не восхоте благословения, и удалится от него (Пс. 108, 17). Старайтесь молитвой испрашивать Божие благословение, и придет благословение и помощь Божия.

CВЯТИТЕЛЬ ФЕОФАН ЗАТВОРНИК О МОЛИТВЕ

У кого нет умной внутренней молитвы, у того и никакой нет, ибо только умная молитва и есть настоящая молитва, Богу угодная и приятная. Она должна составлять душу домашнего и церковного молитвословия, так что коль скоро ее нет при этом, то молитвословия имеют только вид молитвы, а не есть молитва. Ибо что такое молитва? Молитва — это ума и сердца к Богу возношение, на славословие и благодарение Богу, и испрашивание у Него потребных благ, душевных и телесных. Существо молитвы, стало быть, есть умное к Богу восхождение из сердца. Становится ум в сердце сознательно пред лицом Бога и, исполняясь достодолжного благоговения, начинает изливать пред Ним сердце свое. Вот и умная молитва! Но такова и должна быть всякая молитва. Внешнее молитвословие, домашнее или церковное, дает ей только слово, или форму; душу же, или существо молитвы, носит всякий сам в себе, в своем уме и сердце. Весь церковный молитвенный чин наш, все молитвы, сложенные для домашнего употребления, исполнены умным обращением к Богу. Совершающий их, если он хоть мало внимателен, не может избежать этого умного обращения к Богу, разве только по совершенному невниманию к совершаемому им делу. Всякою молитвою и прошением молитесь во всякое время духом (Еф. 6, 18). Указывая на необходимость молитвы, апостол тут же указывает и на то, какова должна быть молитва, чтобы быть услышанной. Первое — молитесь, говорит, всякою молитвою и прошением, то есть всеусердно, с болезнью сердца, с пламенным к Богу устремлением... Второе — молитесь, говорит, во всякое время. Этим заповедует он неотступность и неусыпность молитвы. Молитва должна быть не занятием известного времени, а состоянием духа всегдашним. Смотри, говорит святой Златоуст, не ограничивайся одним известным временем дня. Слышишь, что говорит? Во всякое время приступай к молитве, как и в другом месте сказано: Непрестанно молитесь (1 Сол. 5, 17). Третье — молитесь, говорит, духом, то есть молитва должна быть не внешняя только, но и внутренняя, умом в сердце совершаемая. В этом существо молитвы, которая есть возношение ума и сердца к Богу. Святые отцы различают умно-сердечную молитву от духовной. Первая творится сознательной самодеятельностью молящегося, а вторая находит и хотя сознается, но движется сама помимо усилий молящегося. Эта молитва духодвижная. Последнюю нельзя предписывать, ибо она не в нашей власти. Ее можно желать, искать и благодарно принимать, а не совершать, когда ни захочешь. Впрочем, у людей очищенных молитва большей частью бывает духодвижной. Надо потому полагать, что апостол предписывает умно-сердечную молитву, когда говорит: молитесь духом. Можно прибавить: молитесь умно-сердечно, с желанием достигнуть и духодвижной молитвы. Такая молитва держит душу сознательно пред лицом вездесущего Бога. Привлекая к себе и отражая от себя луч Божеский, она разгоняет врагов. Можно наверное положить, что душа в таком состоянии неприступна для бесов. Так только и можно молиться на всякое время и во всяком месте.